Russian Library Club Russian Library Club



ЛЕНИНСКИЙ ЛАУРЕАТ В АРИЗОНЕ

Поскольку  я состою в обществе ветеранов как дочь участника Великой отечественной войны,  то  участвуя в Америке в праздничных мероприятиях, посвящённых  Veteran’s Day, Day of Victory, Memorial Day, я встречаюсь с американскими, польскими и русскими ветеранами.

Сегодня, в канун празднования Дня Победы  я хочу рассказать  о герое, красивом мужчине, сохранившем бодрость  духа и тела до сегодняшних дней, о талантливом человеке, которым восхищаюсь, горжусь и благодарна судьбе, что  встретила его в Аризоне.

В этом году  исполнилось  85  лет  лауреату Ленинской   премии, ветерану, участнику ВОВ,  кинорежиссёру и  художнику   Семёну Григорьевичу Киселёву…

Когда началась война в 1941-м, Семёну было 14 лет..Семья жила в Киеве. Немцы наступали стремительно, сметая сопротивление русских. Отец – профессиональный военный в звании майора. Командовал  инженерно-сапёрным батальоном. Встретил войну на западной границе Украины. Участвовал в тяжелейших боях с фашистами на Львовщине.  Семён вместе с матерью был эвакуирован из Киева в Омск..  Жизнь в эвакуации была трудной. Продукты получали по карточкам, но голода не было. Самое страшное было – потерять продуктовую карточку, так как она не восстанавливалась. Был ли у людей страх? Любая война – это всегда очень страшно, но  у всех была вера и надежда. Вера в победу над фашизмом. А когда у народа есть вера и общая цель впереди – этот народ непобедим.

Когда немцы подходили к Москве, в Омск был эвакуирован театр им. Вахтангова.  Он-то и сыграл решающую роль в судьбе Семёна Киселёва. Главным режиссёром театра в те военные годы был Рубен Николаевич Симонов.

В эвакуации, в Омске  Семён старался помочь своей  матери и найти хоть какую-то работу.  Случайно он увидел объявление на остановке, что в театр Вахтангова требуются рабочие.  Ноги сами понесли его  туда,  где в здании Омского театра драмы размещался знаменитый московский театр. Робко  поднимаясь по широкой лестнице, мальчик увидел прекрасную женщину, спускавшуюся навстречу, будто из поднебесья.  Никогда раньше вот так просто в реальной жизни он не видел таких красивых женщин.. Он потерял дар речи, был сражён  в самое сердце.  Этой красавицей  была  Людмила Целиковская – кумир советской публики в  сороковые годы. Образ  актрисы Целиковской  навечно вошёл в его сердце и память, как самый желанный. Видя, что  мальчик просто остолбенел, глядя на неё широко раскрытыми глазами, она  взяла его за руку и привела к заведующему постановочной частью театра Владимиру Герасимову..  « Владимир, посмотри какого  красавчика я тебе привела. Мальчик хочет быть артистом» – смеясь представила она. Семён и правда был удивительно красивым: с большими, карими, раскосыми, как у лани, глазами, которые, благодаря длинным ресницам, казались бархатными. Весь его облик излучал необыкновенную интеллигентность, ум и доброту.    О том, чтобы быть артистом Семён не мог признаться даже самому себе. Ему всегда казалось, что артисты это люди из другого волшебного небесного мира. Глядя на мальчика, Герасимов по-отечески спросил:  – Что умеем делать? – Умею рисовать, слесарные и столярные работы могу выполнять, – уверенно отвечал Семён.  – Годишься! Зачисляю тебя в ученики машиниста сцены.

В театре мальчику нравилось всё: и обучение мастерству установки и разбора декораций, репетиции и волшебство спектаклей. Когда  Москву  освободили, в 1943 году Театр им. Вахтангова  пролучил разрешение вернуться в столицу. Вместе с коллективом театра стал собираться и Семён. Но  его мать была категорически против: -Не поедешь!  Не пущу!   -Поеду! Обязательно поеду! – упрямо твердил  сын.   Мать, придя в театр, просила уволить сына из коллектива театра, где он отработал уже два года.  Но сам Абрикосов, известный актёр Андрей Абрикосов, которому очень нравилось, как добросовестно  Семён исполнял свои обязанности, как «вписался» он в коллектив,  беседовал с ней и заверил, что театр позаботится о мальчике, что ему, как ученику, выдана карточка на 600 грамм..А в то военное время  не каждый мог получить такую хлебную карточку. Он успокоил  мать, и Семён  с театром отбыл в Москву.   Театр Вахтангова не дал пропасть мальчишке, более того, именно театральная среда оказала  то влияние на подростка, когда происходило формирование его жизненных  интересов и целей. Но жизнь расставила свои акценты.

Узнав, что его отец  погиб в 43-м на Курской Дуге, Семён не мог оставаться учеником в театре.  Он рвался добровольцем на фронт.. Отомстить фашистам за отца…  Шёл 1943 год..   Театр тепло провожал Семёна  в Армию. Артисты подарили ему шерстяной шарф, вязаные носки и рукавицы. А ведущая актриса театра Мансурова сделала «королевский» подарок мальчику, положив батон белого хлеба в его вещмешок.

В военкоматах к юным добровольцам, как Семён 16-ти, 17-ти лет, относились очень уважительно. Ещё бы! Не успевшие повзрослеть, они готовы были встать на защиту Родины. Многие из них проявили чудеса героизма и стали Героями Советского Союза. На них равнялись миллионы.

Семёна направили в учебный  отряд добровольцев, который находился в Крондштате. Оттуда его перевели в школу юнг Балтийского флота в Вентспилсе. Такую же школу, только на Севере, окончили писатели Пикуль, Гузанов.. После 6 месяцев обучения в спецшколе на радиста, Семёна распределили во Вторую учебную бригаду торпедных катеров.     Затем его перевели во 2-ю учебную гвардейскую миномётную  бригаду. Там же  они осваивали «Катюши». Мальчики 18-19 лет составляли  резерв советской армии.. Эти резервные части, также, как  и техника, и медицина двигались за фронтом. Конец войны был уже близок.  Фронт растянулся по всем границам…То тут, то там немцам удавалось сдержать наступление советских войск, вот тогда-то «сверху»  приходил Приказ, и  на прорыв  отправляли сотни необстрелянных бойцов 1925 – 1926 года рождения, как в то время говорили – «на мясо». Назад вернулись лишь единицы..  Семён был 1927 года рождения. Был негласный приказ сохранить во что бы то ни стало это поколение для страны, для восстановления рода. Командиры резервных частей, в которых  в основном  служили такие безусые пацаны, как Семён, старались, как могли,  сохранить их для страны.  Разные подробности о военных действиях, передвижениях тогда никто не знал..  это было  секретом..  Узнавали уже  намного позже  из  бесед,  из   статей в газетах, журналах, публикациях…

В конце 1945 года началась  демобилизация из Армии.  Москвичей отправили на пересылочный  пункт  узнать кто есть кто.  И вот очередь дошла до Семёна.  А у него в допризывных документах значилось: «машинист сцены».

– Машинист? – удовлетворённо смотря в «корочки», спросил начальник пункта, –  Нам позарез нужны машинисты  в Горький на бронепоезд!  Даю направление…

– Нет, нет..  Стойте!  Я не машинист в смысле  машиниста…

– Что???

– Я машинист  сцены….

– Какой такой сцены?

– Ну,  тот, который в театре  сцену двигает…

– В театре?  А-а-а..  Артист, значит…

– Не артист…  рабочий театра…

И Семёна направили в ансамбль военно-морского флота под руководством композитора Вано Мурадели. Это было счастье!  Снова любимая морская форма и любимая работа по установке декораций для концертов.  Но счастье длилось недолго: ансамбль расформировали.. И снова пересыльный пункт и 3 года  срочной службы в разных воинских частях московского военного округа.. За эти годы Семён закончил  школу младших командиров,  курсы киномехаников, был заведующим солдатского клуба, где сам был и хормейстером и солистом. В смотрах художественной самодеятельности  этот хор всегда занимал призовые места и награды. Затем Семён демобилизовался и вернулся к матери в Киев. Однако, работы для  бывшего военного с ярко выраженной еврейской внешностью нигде не нашлось. Вернулся в Москву, оформился на сверхсрочную службу и был направлен инструктором  по культурно- художественной работе в московский Дом офицеров войск противовоздушной обороны. Семён ездил по частям просвещать офицеров и рядовой состав по истории киноискусства. В то время у него появилась  и зрела мечта стать кинорежиссёром.  Он познакомился и подружился с профессором ВГИКа   Сергеем Васильевичем  Комаровым. Семён был для него как сын.  В послевоенное время антисемитские настроения особенно  бурно расцвели в чиновничьей среде.  На евреев смотрели так, будто они виноваты во всех бедах советских граждан. Во ВГИК Семён не поступил первый раз, так как председателем приёмной комиссии  был всесильный товарищ Головня –  ярый  антисемит и евреев на дух не переносил.

Профессор Комаров очень хотел, чтобы Семён поступил во ВГИК и получил хорошую специальность. Именно он научил Семёна, что и как надо делать, чтобы поступить в институт, несмотря на то, что Семёну было уже 29 лет..   1957 год. Международный фестиваль молодёжи и студентов в Москве.  Семён Киселёв прекрасно  сдаёт экзамены  и приёмная комиссия единогласно зачисляет его студентом  во ВГИК. На его счастье, а, может, это было провидение, всё тот же председатель комиссии товарищ Головня  отсутствовал в это время. Преподавателем у Семёна  во ВГИКе был Роман Кармен – великий документалист всех времён и народов. Семёну посчастливилось  общаться с ним и перенять секреты мастера.

Шесть лет учёбы в одном из самых престижных ВУЗов страны и работы над фильмами «выковали» из Семёна отличного режиссёра. Во ВГИК приезжал из Ленинграда  директор студии документальных фильмов Фатьянов. Он  внимательно  просматривал все  курсовые  работы студентов ВГИКа.  Ему очень понравился документальный  фильм о войне  «Катера уходят в море». Это была курсовая работа Семёна Киселёва. А его дипломной работой  был фильм о комсомольских трудовых отрядах  страны  «Нас 18 тысяч».  Этот фильм получил приз на фестивале документальных фильмов в Берлине.   Семён окончил  ВГИК  по специальности – кинорежиссёр и работал на  Ленинградской  студии документальных фильмов.  Работа захватила его  целиком без остатка на личную жизнь… Он – прошедший юность в вихре страшной войны, хотел и старался рассказать об этом в своих документальных фильмах.Один за одним выходят фильмы «Внуки железной дивизии» – о героях гражданской войны,  «15 секунд» – о трагической судьбе конструкторов грозных «Катюш».  Работать было трудно. Во времена  Хрущёва евреев унижали,  гнали отовсюду. Запрещали не только показ фильмов, но даже съёмки..

В 1967 году  на съёмочной площадке  молодой режиссёр падает замертво. Сердце. Обширный инфаркт. Лечение в военно-морском госпитале спасло Семёну жизнь.  А дальше: месяцы лечения в военном санатории  Тишково под Москвой. Врачи вынесли Семёну Киселёву  строгий вердикт: не пить, не курить, никаких нагрузок на сердце.  Но, как говорят, сердцу не прикажешь, оно хоть и больное, а чувствует..

В санаторий, где лечился Семён, снежной  зимой 1967 года приезжает  красивая женщина.  Красавица, похожая на его кумира Людмилу Целиковскую  идёт по узкой тропинке к санаторию.. Они не могли разойтись и молча стояли друг против друга. Не сказав ни слова, Семён пропустил женщину, но покоя  его сердце уже не знало.. В столовой  санатория  Семён скрутил  голову, засматриваясь на красавицу…  В парке шёл следом, не решаясь подойти и гадая, какое имя у красавицы, но кроме Вера, Надежда, Любовь в голову ничего не приходило.

Этой красавицей была Вера Андреевна. Главврач санатория  поселил её  в своём номере. Ей оказывали особое внимание…  А что Вера?    В России не только после войны, но всегда настоящие  мужчины были наперечёт. А тут  такой  красавец!  Главврач, видя, как зарождаются  любовные  отношения между  Верой и Семёном  строго  предупредил её:

-Вера Андреевна,  зачем он Вам?  Ему же ничего нельзя!

– А мне  ничего и не надо, кроме душевного покоя –   уверенно ответила она.   Это была их судьба. Санаторная романтика  оказала  самое сильное выздоровление для них обоих.  Они гуляли по заснеженному парку, держась за руки. И рассказывали друг другу о себе честно, доверительно, ничего не утаивая. Семёну  было 40 лет, но ни семьи, ни любимой у него не было… Не было ни близких, ни дальних родственников: кто погиб в боях, а кто был расстрелян в «Бабьем Яру».. Верочке тоже было 40. Она приехала лечиться  после сильного нервного стресса – развода с мужем. Воспитывала двух дочерей четырнадцати и полутора лет. Сама Вера Андреевна  работала директором центрального Дома культуры железнодорожников, который славился своим ансамблем песни и пляски под управлением заслуженного деятеля искусств РСФСР Семёна Дунаевского- брата известного композитора Исаака Дунаевского. Вера и Семён читали друг другу стихи, а обращались только на «Вы».  На «Ты» им помогли перейти…  снегири. Посреди заснеженного поля стояла одинокая, но очень пышная ель. В её густых, окаймлённых снежным кружевом ветвях, слышался  громкий птичий гомон. Семён и Вера подошли ближе, послушать птиц. Но птичьи голоса смолкли.  В этой тишине взгляды васильковых и бархатных карих глаз – пересеклись, и губы слились в первом, нежном поцелуе. И тут птицы, а это были большие красногрудые снегири, вновь загомонили и выпорхнули в снег, образовав чудный венок вокруг ели. А с вершины слетел большой ворон и, как показалось Семёну, одобрительно каркнул: Кар-кар!!  Глядя в глаза Вере, Семён  с улыбкой произнёс: «И даже ворон с высоты  послал своё алаверды!»

Вера приглашает Семёна в дом, знакомить со своей семьёй.  Семён в новой форме, начищенный и наглаженный  сидел за столом, пытаясь рассказать Вере о своих  чувствах..  Вера, тоже вся  нарядная, но скованная от первой встречи,   мило улыбалась…  Грозная мама Марфа – потомственная крестьянка- сразу определила, что Семён хороший человек: На Петра Великого похож»,- с улыбкой сказала она.  Старшая дочь долго стояла, прислонившись к стене и рассматривая Семёна, видимо сравнивая его с отцом. Но обаяние, общительность и юмор красивого военного покорили её. ..  Маленькая дочь выглянула из-за двери, с минуту не отрываясь смотрела на Семёна, а потом  уверенно  затопала прямиком к нему.  Забравшись на колени, начала  теребить его усы, гладить его нос маленькой ладошкой и дёргать уши..  Все  смеялись.. Напряжённая обстановка сразу  разрядилась..  А  крошка, устав, свернулась колачиком на его коленях и уснула..   Семён тихонько покачивал её. Но вдруг Вера   увидела, что глаза  её избранника  расширились, и он как-то весь  застыл…  – Она описала меня, –  тихо  прошептал он…  Вера осторожно  отнесла  ребёнка в детскую, поменяла штанишки и вернулась к Семёну…  Его новые брюки морского офицера были насквозь мокрые как раз на самом интересном месте…  Можете себе представить  состояние  мужчины и женщины, встретившихся в такой обстановке первый раз.  Однако, случилось то, что должно было случиться.. не идти же в мокрых штанах офицеру..  Остался…

Ну, а потом,  после этого знакомства в санатории  Семён уехал в Питер, продолжать работу на студии документальных фильмов. Вера жила в Москве..  Они переписывались почти  пять лет.. Свои тёплые  письма к Вере и поздравления Семён всегда подписывал «Ваш дельфин». В канун 1970 года «Дельфин» прислал из Ленинграда поздравление и приписку: «Возвращаюсь в Москву навсегда». Вера и Семён стали жить вместе. Однако, гражданские браки в то  целомудренное время были категорически неприемлемы для общества. А так как  оба  были членами КПСС, их постоянно вызывали в комитет «на разборки» за аморальное поведение.

Свадьбу назначили на 28 апреля 1972. На балконе у Веры  Семён смастерил скворечник  девочкам на забаву…  А Вера тайком загадала:  если до свадьбы скворцы прилетят и поселятся в этом скворечнике, то всё в их семейной жизни будет хорошо.  Время шло, а скворцы не прилетали…  Всю ночь перед свадьбой  Вера проплакала.. Никто не мог понять причину  её  слёз..   А утром…   Скворцы  устроили  такую  заварушку,  выгоняя воробъёв из скворечника, что  их крик и песнопения разом заполнили  дом..  Это было настоящее счастье!!

Их совместная , семейная жизнь –интересная и трудная судьба, похожая на сотни тысяч  поколения двадцатых годов.

Семён Киселёв работал на Центральной студии документальных фильмов в Москве.  Отношения с директором студии –ярым антисемитом Сёминым – не сложились, и это отражалось как на творческой работе, так и на здоровье. Киселёва держали на случайных заявках, на темах, неинтересных  для других режиссёров. Обычно директор вызывал его к себе и говорил: «Киселёв, работы для вас нет, – и после долгого молчания продолжал,- впрочем, есть одна тема: «О сельской молодёжи», от неё все отказались, .. если хочешь..  ничего другого предложить не могу…  Семён соглашался, так как надо было зарабатывать и кормить семью.  Так родился  фильм «Сладкий берёзовый сок» о молодых тружениках одного из эстонских совхозов. Фильм получил приз «Золотой колос» от министерства сельского хозяйства Эстонии. Тема охраны природы вообще не была престижной для режиссёров, и директор опять-таки предложил её Киселёву. Сузив глаза, он смотрел унизительным взглядом на режиссёра, как бы говоря: «Ничего у тебя не получится, жидовская морда». А Семён сделал телевизионный фильм «Забота о будущем», который  получил Первую премию в Будапеште на фестивале  документальных фильмов об экологии. Награды Кисёва ещё больше злили Сёмина: ведь он хотел доказать его профессиональную непригодность, но признание фильмов и награды вынудили директора  присвоить Семёну Киселёву высшую категорию кинорежиссёров.

Самой значимой работой Семёна Григорьевича является создание полнометражного фильма «Битва на море» в киноэпопее «Великая отечественная война». Это совместная работа советских и американских кинематографистов по заказу компании «Эр тайм интернэшнл». В Америке этот фильм известен под названием  «Неизвестная война». Создание киноэпопеи осуществлялось  тринадцатью режиссёрами по руководством  великого Романа Кармена с советской стороны  и известного продюсера Фреда Винера – с американской. Два года длилась работа над фильмом.  Озвучивали его: с американской стороны – знаменитый киноактёр Берт Ланкастер, с советской стороны – не менее знаменитый народный артист РСФСР Василий Лановой.  «То, что снимали военные операторы во время войны навсегда стало той основной базой по правде, по крови, по волнению, по могучей отдаче, которая чувствовалась в каждом кадре». Когда Семён Киселёв создавал свой фильм «Битва на море», его личные воспоминания о военных годах дорисовывали увиденное в документах и  то, что не вошло в хронику.

В 1980 году создателям киноэпопеи «Великая отечественная война» присуждена высшая государственная награда: Ленинская Премия. Дипломы и медали лауреатам торжественно вручали  в Георгиевском зале Кремля.   А в кинотеатре Россия состоялась премьера этого грандиозного документального фильма.  Был приём и торжественный  ужин. Пришёл и «заклятый враг» Семёна – товарищ Головня, погреться в лучах славы выпускников ВГИКа. В 1980 году  именно Семён Киселёв выступал на Венгерском телевидении перед показом фильма «Великая  отечественная война». А на Центральной студии документальных фильмов, лауреатов  никто даже не поздравил. Более того, Семёну сказали: « Если ты стал лауреатом, то думаешь тебе дадут снимать полнометражные фильмы? Зря надеешься…»  Дело в том, что разница в оплате полнометражных и короткометражных фильмов в те 80-е годы была очень большая:  полнометражный фильм первой категории – 3000 рублей, а короткометражный первой категории – 300 рублей.

Семён Григорьевич  сделал  более тридцати документальных  фильмов о войне, об интересных событиях в стране и о знаменитых людях России.  Не все они были разрешены к показу массовому зрителю. Некоторые вообще никогда не вышли на экраны, до сих пор пылясь в архивах Госфильмофонда. Кремлёвские творцы истории наложили вето на все  документальные фильмы, правда в которых была нежелательна…

Годы перестройки в России, провозглашённой Михаилом Горбачёвым, оказались для Семёна и Веры очень трудными.  Страна, в которой они родились, выросли, и перенесли все тяготы  страшной войны, разваливалась на глазах.  К государственному замаскированному антисемитизму добавился самый страшный: бытовой антисемитизм. В московских дворах формировались «пятёрки» молодых антисемитов под названием «соколы». Они опускали листовки с оскорблениями в почтовые ящики квартир, где проживали евреи. Открыто и нагло угрожали физической расправой. Издевались над членами еврейских семей. Евреев обвиняли во всех бедах советских граждан.

Время необратимо. Уходят от нас те, кто завоевал Победу, кто прошёл через ужасы войны, кто выстоял в этом тяжелейшем испытании.

Какой он, Семён Григорьевич Киселёв? Я, как писатель, скажу вам: он замечательный! Он с первой минуты не только располагает к себе собеседника, но влюбляет в себя. Он – образованнейший человек и состоит из обаяния, деликатности и чувства юмора. Его уважают не только люди, общающиеся с ним. Его понимают и любят все животные и даже птицы, с которыми он умеет разговаривать на их птичьем языке.

Вы не представляете, как я была удивлена, встретив «за тридевять земель»  в Америке, в самом южном штате – Аризона, нашего  соотечественника, участника Великой отечественной войны Семёна Григорьевича Киселёва.  И темы мы нашли общие: о Кёнигсберге. Это мой родной город. В Прибалтике режиссёр Киселёв снимал документальный фильм о войне.  Планировал снять фильм о герое-подводнике Маринеску. Однако, «культурная цензура»  в 60-х годах не разрешила ему  снять фильм о геройских подвигах «морского хулигана».

Младшая дочь Киселёвых Марина, которая в детстве «расписалась» на новых брюках Семёна, окончив высшую школу международного менеджмента, преподавала русский  язык в штате Аризона. Замужество с американцем определило её дальнейшую судьбу.

Семён и Вера Киселёвы – по программе беженцев  в 1994 году эмигрировали в США и поселились у дочери в штате Аризона.

Вторая дочь живёт с семьёй в Швейцарии.

Уже повзрослели внуки Семёна Григорьевича, которые никогда не знали войны и которые никогда не слышали в свой адрес «У-у, жидовская морда..».   И это огромное счастье, что молодое поколение может судить о войне лишь по книгам, по воспоминаниям тех, кто прошёл длинную, смертельную дорогу войны, кто подарил нам это богатство – жизнь.  И очень важно, чтгобы мы сегодняшние помнили об этом всегда.

Семён и Вера – прекрасная, красивая пара –  живёт в уютном городке  Скоттсдейл в Аризоне, заботясь и поддерживая друг друга. Вскоре они готовятся отмечать сорокалетие совместной жизни.  Социальные службы Америки не оставляют их без внимания, оказывая всю необходимую помощь. В 2009 году  Семён перенёс сложнейшую операцию на сердце, которую американские хирурги  выполнили блестяще, и сейчас, как он сам говорит, – готов танцевать рок-н-ролл и лизгинку на равне со своими внуками.

Семён не снимает фильмы сейчас, но он пишет акварелью и маслом прекрасные  картины. Пусть он и не профессиональный художник, однако, его пейзажи достойны не менее высоких похвал и наград, чем его фильмы..Только  видят их лишь родственники да близкие друзья, которым он и дарит своё творчество.

О чём сожалеет Семён Киселёв сейчас в свои 85 лет?                                 О том, что так и не сделал  фильм о своём близком друге и любимом певце, имя которого:  Георг Отс.

А по поводу всего остального Семён говорит:

«Спасибо жизнь за годы счастья и страданий……»

Писатель  Натали  Гагарина
Аризона, США.     апрель, 2012

 


  • TRANSLATE THIS PAGE
    TO ANY LANGUAGE.
    ПЕРЕВЕСТИ ЭТУ СТРАНИЦУ
    НА ЛЮБОЙ ЯЗЫК:

О клубе| О нас| Новости| Встречи| Галерея| Блог| Контакт